April 4th, 2010

BRUDERKUNST

О происхождении Пасхи


    "Арамейское слово пасха, аналог еврейского песах происходит от глагола лапасох, что означает “обойти”. Именно это сделал Ангел Губитель, когда не прошел мимо тех домов, где был заклан агнец, кровью которого были помазаны косяки дверей. Этот агнец и называется Пасхой Господней (Исход 12:11). Апостол Павел в Новом Завете также дает очень конкретное определение Пасхи. “Ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас” (1Кор. 5:7). Согласно евангельскому учению, Иисус является агнцем Божьим, который принес себя в жертву на Голгофе, подарив тем самым вечную жизнь всем, кто принимает его спасительную кровь. Нечто похожее произошло за 1400 лет до этого. Кровь агнца была знаком для Ангела Губителя не трогать первенцев в тех семьях, которые вняли повелению Всевышнего и закололи агнца. 
    Естественно, Пасхальный ритуал, описанный в Книге Исход, являлся единственным в своем роде и неповторимым в истории. Единственный раз израильтяне закалали агнца в собственных домах и кропили кровью на косяки дверей. Постановление, записанное в книге Второзаконие 16:5-6 гласит: «Не можешь ты заколать Пасху в котором-нибудь из жилищ твоих, которые Господь, Бог твой, даст тебе; но только на том месте, которое изберет Господь, Бог твой, чтобы пребывало там имя Его, заколай Пасху вечером при захождении солнца, в то самое время, в которое ты вышел из Египта». Это постановление касалось исключительно Пасхального ритуала, совершаемого в Храме. Однако в Библии не содержится никаких специфических указаний о том, как еврейские семьи могли совершать Пасху после Исхода в своих домах. Вот почему в народе Израильском выработалась многовековая традиция с использованием четырех чаш, символизирующих четыре части пасхальной аггады (рассказа о Пейсахе) и афикомана, который прятался в начале сэдэра, после чего дети должны были его отыскать. 
     Как видно из Евангелия, Иисус не использует элементы Пасхального ритуала, записанного в Торе. Он пользуется компонентами традиционного сэдэра, в частности, Иисус берет афикоман и третью чашу, Чашу Искупления, которую пили после преломления афикомана и применяет их к себе. Иными словами на последнем пасхальном сэдэре Иисус показывает своим ученикам, что преломление афикомана символизирует его ломимое тело, а Чаша Искупления указывает на его кровь.
    Интересно, что Матфей заканчивает свое повествование о последней вечере словами: “И, воспев, пошли на гору Елеонскую” (Матф. 26:30). В конце сэдэра, когда выпивалась последняя чаша Прославления, пелся традиционный пасхальный халель, состоящий из слов псалмов 110-112, которые начинаются словами “аллилуйя” (восславим Господа). Именно эти слова из Священного Писания пели ученики Иисуса, когда шли с Ним на Масличную гору.
    Там в Гефсиманском саду состоялась последняя часть Пасхального Сэдэра, которую никто из евреев не проводил у себя дома. Во время сэдэра на столе в каждом еврейском доме стоит пятая чаша. Это чаша для пророка Илии, который, как известно, не умер и может посетить кого-либо, когда угодно. Согласно последнему пророчеству ТАНАХА Илия придет прямо “перед наступлением дня Господня, великого и страшного” (Мал. 4:5). Именно поэтому в еврейской традиции Чаша Илии так же называется чашей Гнева Божьего.
    Слова Иисуса о чаше, сказанные в Гефсиманской молитве, сопровождаемые истечением кровавого пота не были простой метонимией. Молясь словами “если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя”, Иисус имел ввиду свою участь испить чашу Гнева Божьего за весь мир, дабы все и христиане и иудеи, вернувшись к общим корням, к Писаниям Торы и пророков, могли избавится от взаимной ненависти и предрассудков и встретится в Небесном Иерусалиме."

Александр Болотников, Докторант богословия

виа
rus_glamour