June 18th, 2010

BRUDERKUNST

Художник Никита Алексеев о выставке "Двоесловие"


«Уважаемая Марина, вопрос моего участия в этой выставке - для меня крайне болезненный, и я очень сожалею, что в нее угодил. Но задним числом ничего не поправить, хотя на будущее урок тяжелый и очень ценный.
Для того, чтобы согласиться, у меня было два повода, оба как я сейчас вижу, ложные:
1. Эксперимент, то есть, что будет? Я заранее на 90% представлял, что ничего хорошего и интересного не будет, но не мог угадать, с чего начнутся мои проблемы в связи с этим "Двоесловием - диалогом". Хотя название мне не понравилось сразу, так как я не люблю идеологически нагруженные тавтологии. В результате, я убедился, что участвовать в такого рода экспериментах нет никакого смысла.
2. Дружеские отношения. Я ценю дружбу с Гором Чахалом и Андреем Филипповым, вот и согласился, особенно когда мне было сказано, что моя работа очень важна для этой выставки, в том числе потому, что я декларирую свою полную непричастность к РПЦ, свой абсолютно осознанный атеизм и отношение к богословию как, прежде всего,  интереснейшему и очень разработанному ментальному инструменту. В результате я ударился лбом об стенку, и понял, что дружба не всегда сильное основание для принятия решений, а сГором и Андреем, возможно, мне теперь будет общаться труднее, чем, если бы я отказался.
Общий результат - я себя чувствую идиотом.
Как Вы знаете, при организации этой выставки была предварительная цензура. Я сказал Гору и Андрею, что, если им так надо видеть мою работу на выставке, это возможно при соблюдении условия: мой artist's statement ни в коем случае не может быть изменен или сокращен… Но за два дня до открытия мне позвонил, а потом написал Гор и сказал, что настоятель церкви Св.Татьяны требует изменить мое заявление, так как я  исказил цитату из Евангелия. История такая: в моем тексте слепой на вопрос Иисуса отвечает: "Вижу людей как деревья мятущиеся". Цитировал я по протестантскому русскому переводу Евангелия, библеистами признанному очень аккуратным, а также сверившись с доступными мне английским, французским и итальянским переводами. В синодальном же переводе Евангелия, принятом РПЦ, про "мятущиеся" по неизвестной мне причине ничего нет. Хотя, по-моему, этот эпитет сильно обогащает и поэтику, и семантику текста.
Я ответил, что менять ничего не буду. Дальше последовала просьба не срывать выставку (вообще-то я убежден, что моя работа на ней необходимым перлом не была), и тут я сорвался. Сказал: "Делайте что хотите, только чтобы мое имя нигде не присутствовало, а только псевдоним Анепонимос (что по-гречески значит "Безымянный)". И уехал подальше от Москвы....

Что касается писем Патриарху - я убежден, что это глупость еще большая, чем мое участие в "Двоесловии - диалоге". Была ли эта выставка хорошо рассчитанной PR-акцией какой-то партии в РПЦ или честным желанием сделать так, чтобы было хорошо - не знаю. Возможно, и то, и другое. Я же, после вынужденных долгих размышлений, склонен солидаризоваться с фундаменталистами из РПЦ: Этой конфессии и этой общественной организации не только современное искусство, но и любое расширение и обновление пагубны. Величайшая ценность православия заключается в непреклонном соблюдении канонов, иначе вынешь маленький камешек - все посыплется. Впрочем, пусть решают сами, это не моя проблема.

Уважаемая Марина, свое мнение я не скрываю. Просто я не являюсь активным членом сетевого сообщества, но если Вам угодно будет как-то обнародовать это письмо, это Ваше полное право.

Ваш Никита Алексеев».

отсюда