June 29th, 2010

BRUDERKUNST

"О перспективах действительно говорить рано. Хотя,,, "


«Со мной беседовала заместитель начальника следственного отдела Ольга Георгиевна Татаринова, — рассказывает Хейдиз. — Когда я вошла к ней в кабинет, сразу же увидела огромную папку на столе. В ней были распечатки всех моих картин, постов в ЖЖ, документы — в общем, в прокуратуре явно подготовились. Изначально Татаринова была настроена против меня, хотя и сказала, что речь пока идет лишь о доследственной проверке. Показала мне результаты экспертизы, заверенные несколькими не известными мне лингвистами, по которым я своими картинами «оскорбляю религиозные и национальные чувства». Говорила о современном искусстве, что оно бессмысленно и пошло, и даже рассказала, как недавно ходила на выставку в ЦДХ со своими детьми, и там «на картинах было столько мата и голых тел, что ей стало стыдно». Моими работами она тоже была возмущена. На мой вопрос, «почему в течение двух лет после подачи заявления меня никто не трогал?», ответила, что «такое иногда случается». Я так и не смогла понять, кто дал ход делу. Но что характерно: в течение последних двух лет мне постоянно угрожали националисты. И по телефону, и через интернет. Фраза «Мы тебя достанем, жидовка!» — самое мягкое, что я слышала в свой адрес. Но как только к делу подключилась прокуратура — угрозы тут же прекратились». 
 
Разговор с Татариновой длился полтора часа. Лена ответила на все вопросы и подписала протокол. «Показалось, что под конец беседы следователь смягчилась, — утверждает художник. — Но о перспективах дела ничего хорошего не сказала». Известный адвокат Анна Ставицкая, вызвавшаяся защищать Хейдиз, пояснила The New Times, что «о перспективах действительно говорить рано. Хотя практика показывает, что когда официальные органы так рьяно собирают информацию о потенциальном подследственном, то дело в итоге заводят».

отсюда