August 29th, 2010

BRUDERKUNST

Поэзея будущево. Мария Конте.


Эпиграф: "Мария Конте, расставшись со своим опекуном, стала активно завоевывать медиа-пространство. А историю успеха самой Марии светская молва вот уже несколько лет связывает с именем Виктора Вексельберга". Бекки Шарп



Ах, словописание,
Мысли строят строки.
Как небоскребы графоманства
Душат творчества истоки.
И фонтанируя страницею в блокнот,
И чувствуя в колоде жизни джокер,
Игра без правил - моя борьба,
Моя борьба - мой личный покер.
Я задыхаюсь от любви,
Мне небо на руки упало,
Что там, где напишу конец,
Мое откроется начало.

----------------------------------------------

Волна, словно он ласкает меня,
Щека небритая щеку песка
Дурманит мечтою, что в объятиях я.
И в синих глазах его я тону.
Восход ли, закат дарит эту мечту.
Неделя романа – лазурный коллаж,
В пыли лишь московской сотрется мираж.

----------------------------------------
------

Нет, он мираж,
Он мною не собранный коллаж,
Он пазлы на снегу, а я его ищу, ищу,
Узор дыхания на окне,
А я шепчу: «Приди ко мне».
Он сон, что тает наяву,
А я с мольбой бегу к нему.
Ан, нет его, не создал мир,
Его господь в мечтах забыл,
И ошибаясь в сотый раз,
Кричу всей болью на показ.
Но именем чужим зову
И он не слышит. Я умру.
И лишь тогда меня найдет,
И скажет: «Вот я идиот».

отсюда тут ещё много


BRUDERKUNST

Путин В.В.: " Где нельзя, бьют дубиной по башке. Нельзя? Пришел? Получи, тебя отоварили."


Путин В.В. : Слушайте, все наши оппоненты выступают за правовое государство. Что такое правовое государство? Это соблюдение действующего законодательства. Что говорит действующее законодательство о марше? Нужно получить разрешение местных органов власти. Получили? Идите и демонстрируйте. Если нет — не имеете права. Вышли, не имея права,— получите по башке дубиной. Ну вот и все!

— Ну уж! Все в правовом поле? Закрыли на реконструкцию Триумфальную площадь, а на ее реконструкцию нет даже документации.
 
Путин В,В.:  Послушайте. Поверьте мне: я этого не знаю! Я этим не занимаюсь! Я говорю откровенно и даю вам честное партийное слово! Я и Шевчука не знал, и не знал, что они собирались на Триумфальной площади... э-э.... регулярно. Да, до меня иногда доходило: вот они выступали на Триумфальной площади, вот их разогнали. Спрашиваю: а чего их разогнали? А потому, что им разрешили в одном месте, а они пошли в другое. Я говорю: а зачем они пошли в другое? И до сих пор не пойму. Разрешили бы им. Они хотят че-то сказать. Правильно? Нет, ну правда?! Критиковать власть. Вот в Лондоне определили место. Где нельзя, бьют дубиной по башке. Нельзя? Пришел? Получи, тебя отоварили. И никто не возмущается! Если целью является что-то сказать, нужно сделать по-другому. Пригласить Колесникова Андрея... Как вас по батюшке?

— Иваныч, конечно.

Путин В,В.:  Еще пару тройку камер, западных, восточных, российских, всех собрали, достали, значит, знамя, с костями и черепом там, не знаю, сказали, что мы всех вас, власть, видели вон там, и назвали место, и пока мы не получим то, что хотим, будем вас критиковать. И вот чем хорош современный мир? Можно сказать за углом общественного туалета, а услышит весь мир, потому что там будут камеры все! Сказали и чинно, стуча копытами, удалились в сторону моря! А здесь цель-то другая! Не подчиниться действующему законодательству, сказать, что мы хотим правового государства для кого-то другого, а не для себя самих, а нам позволено то, что мы хотим, и мы вас будем провоцировать на то, чтобы вы нам дали дубиной по башке. И поливая себя красной краской, говорить, что антинародная власть ведет себя недостойно и подавляет права человека. Если цель — провокация, успеха можно добиваться постоянно. А если цель — донести до общественности, мировой и российской, нет смысла власть провоцировать и нарушать законы.

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1495411