September 26th, 2010

BRUDERKUNST

Художники солидарны с Тер-Оганьяном


Семь художников отказались от участия в выставке российского современного искусства «Русский контрапункт» (Le contrepoint russe) в Лувре. Об этом рассказал OPENSPACE.RU директор Пермского музея современного искусства / ПЕРММ Марат Гельман.
Художники Юрий Альберт, Андрей Монастырский, Игорь Макаревич, Виталий Комар, Вадим Захаров, Юрий Лейдерман и Валерий Кошляков заявили об отказе участвовать в выставке в знак протеста против решения Минкульта и Росохранкультуры изъять из экспозиции работы Тер-Оганьяна из серии «Радикальный абстракционизм».

«Публично реагирую — если Тер-Оганяна в Лувре не будет, я тоже не участвую», — заявил в своем
комментарии на OPENSPACE.RU Юрий Альберт.

По словам Гельмана, другие участники выставки «не интернетчики, например, [Александр]
Бродский, поэтому они просто не знают о ситуации».

Также директор ПЕРММ сообщил, что «работы уже упакованы и отправлены». Он не исключает, что выставка состоится несмотря на протесты.

Тем не менее, как рассказал Гельман, возможны и другие варианты развития событий. Семеро художников и Тер-Оганьян в понедельник, 27 сентября, обратятся с письмом к куратору «Русского контрапункта» Мари-Лор Бернадак (Marie-Laure Bernadac). В нем будут изложены обстоятельства снятия в выставки работ Тер-Оганьяна и мотивы отказа от участия в выставке остальных авторов письма.

В результате, возможно, выставка, которая должна пройти в Париже с 14 октября 2010 года по 15 января 2011 года, не состоится: «не будут делать выставку, в которой не будет трети участников», — сказал Гельман. Также он не исключает, что Минкульт отменит решение об изъятии работ Тер-Оганьяна.

Гельман предлагал Тер-Оганьяну напечатать в Париже и выставить те работы из серии «Радикальный абстракционизм», которые не были запрещены к вывозу. Однако художник отказался от этого предложения.

Авдей Тер-Оганьян

Авдей Тер-Оганьян

«Собственно, мое согласие решить ситуацию при помощи печатанья принтов удобно всем. Я представил, как российский посол будет с улыбками открывать эту выставку в Париже, изображая, что все нормально, — пишет Авдей Тер-Оганьян в открытом письме к участникам «Русского контрапункта», — Моя ситуация похожа на ситуацию Маврика [Олега Мавромати — OS]. Но если мои работы можно оставить в Москве и напечатать новые в Париже, то напечатать нового Мавромати в Нью-Йорке, посадив старого в тюрьму, точно не удастся. Поэтому я решил отказаться от этой хитроумной выдумки с принтами».

В начале сентября российское консульство в Софии
отказало художнику Олегу Мавромати, живущему в Болгарии, в продлении заграничного паспорта на основании того, что он находится во всероссийском розыске.

«Хочу этим отказом привлечь внимание к ситуации, сложившейся между культурой и властью у нас, — пишет Тер-Оганьян, — А конкретнее — обострить этот абсурдистский конфликт. Ведь мои работы, собственно, и были для этого созданы и очень наглядно проявили идиотизм идиотов».

«Короче, я решил требовать, чтобы мои работы были привезены из Москвы. И предъявляю второе требование — продлить российский паспорт Олегу Мавромати», — говорит художник.

Источник
BRUDERKUNST

В Сколкове предлагают создать православный инновационный центр


Эту инициативу озвучил сегодня в прямом эфире радиостанции «Русская служба новостей» глава Ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов.

«Сейчас православие – это основа модернизации. Лично я считаю, что русские компьютеры должны создаваться при русских монастырях: умные молитвы, умное делание, умное монашество», - сказал К. Фролов.

«Мы, Ассоциация православных экспертов, считаем, что православный инновационный центр должен открыться в Сколкове, потому что Церковь – это опора модернизации, а не помеха», - отметил эксперт.
РСН

BRUDERKUNST

Мы можем продемонстрировать свое отношение ко всей той чудовищной хуйне, которая происходит у нас..


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
Юрию Альберту, Андрею Монастырскому, Игорю Макаревичу, Виталию Комару, Вадиму Захарову, Юрию Лейдерману, Валерию Кошлякову.
И всем остальным участникам выставки.

Дорогие друзья!
Вчера я узнал, что мои работы не выпускают из России. И тут же получил e-mail из галереи Гельмана с предложением решить ситуацию следующим образом: напечатать в Париже и выставить другие работы из этой серии, которые не были запрещены к вывозу, чтобы не напрягать отношения между французскими и русскими партнерами. Долго не думая, я согласился. А сегодня прочел в журнале у Гельмана о том, что вы выступили в мою поддержку с готовностью бойкотировать эту выставку, а так же комментарии Марата о том, что ситуация благополучно разрешена, и ничего этого уже не нужно. Я был очень тронут Вашей поддержкой.
Сегодня целый день думал об этом. И пришел к выводу, что как-то все слишком ловко выходит. Я отлично пропиарился в прессе и теперь могу спокойно снимать сливки.
Собственно, мое согласие решить ситуацию при помощи печатанья принтов, удобно всем. Я представил, как российский посол будет с улыбками открывать эту выставку в Париже, изображая, что все нормально.
В последнее время я нахожусь в постоянном телефонном контакте с Олегом Мавроматти, которому сейчас не продлили русский паспорт в Болгарии и грозят экстрадицией в Россию. Ситуация там очень серьезная. Я подумал о том, что совсем некрасиво получается. Моя ситуация похожа на ситуацию Маврика. Но если мои работы можно оставить в Москве и напечатать новые в Париже, то напечатать нового Мавроматти в Нью-Йорке, посадив старого в тюрьму, точно не удастся.
Поэтому я решил отказаться от этой хитроумной выдумки с принтами. Я написал Гельману о своем отказе решать дело таким образом. Хочу этим отказом привлечь внимание к ситуации, сложившейся между культурой и властью у нас. А конкретнее — обострить этот абсурдистский конфликт. Ведь мои работы, собственно и были для этого созданы и очень наглядно проявили идиотизм идиотов.
Короче, я решил требовать, чтобы мои работы были привезены из Москвы. И предъявляю второе требование — продлить российский паспорт Олегу Мавроматти. Ситуация с Олегом несопоставима с моей, в общем-то прикольной, историей.
Без удовлетворения этих, вполне реалистических, на мой взгляд, требований, я отказываюсь участвовать в выставке
Мне кажется, что Лувр — это хороший рычаг. Если всем восьмерым нажать в Париже, минкульт можно тряхнуть так, чтобы зашевелились. Мы постоянно сталкиваемся с подобными проблемами, когда уже поздно — когда Ерофеева уже судят, а Мавроматии уже оказался нелегалом. Знаю это по себе. И мы всегда ставим заниженные «реалистические» задачи. А когда все становится «нормально», быстро забываем об этом.
На этой выставке в Лувре не решаются никакие серьезные вопросы искусства. Она является просто демонстрацией того, как у нас все замечательно с современным искусством. Собственно, именно это сильно хочется опровергнуть. Мне кажется, что бойкот этой выставки — как раз тот случай, который будет адекватно воспринят и художниками, и широкой общественностью именно в России. Мы можем продемонстрировать свое отношение ко всей той чудовищной хуйне, которая происходит у нас.
Будет очень здорово, если вы поддержите меня даже после этого псевдоразрешения конфликта. Конечно, я понимаю, чем своим жестом вынуждаю вас на новые реакции. Но ведь ничего, по сути, не изменилось.

С уважением, Авдей Тер-Оганьян

ЗЫ. Присоединяемся к авдюшиному требованию — продлить российский паспорт Олегу Мавроматти. Дмитрий Врубель и Виктория Тимофеева.
BRUDERKUNST

Глобал рашынз


Тер-Оганьян - в Праге, Мавромати - в Болгарии, Альберт и Захаров - в Кёльне, Лейдерман - в Берлине, выставка - в Лувре,  Гельман - в Перми, Кабаковы - в Нью-Йорке.

Мы, кстате, тоже в Берлине, если чо)